Это интересно


Мы никогда не спим

Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, мисс Марпл, майор Пронин, Ниро Вульф, комиссар Мегрэ — список книжных сыщиков насчитывает десятки имен. В начале ХХ века одним из героев криминального жанра стал Нат Пинкертон. Но он имел реального прототипа — американского детектива Алана Пинкертона. В России его слава была настолько велика, что вскоре всех, кто имеет хоть какое-то отношение к делу сыска, начали называть пинкертонами.

Первая книга о похождениях Ната Пинкертона, «Заговор преступников», была издана в России более 100 лет назад. Детектив выслеживал злодеев и ловил их, хотя они пытались скрыться на поезде, конке, трамвае. Позднее — на автомобилях, мотоциклах, самолетах. Знаменитый детский писатель Корней Чуковский, который был великолепным литературным критиком, подсчитал, что в одном только 1908 году в Санкт-Петербурге было выпущено около 7,5 млн тоненьких книжек, посвященных подвигам Пинкертона! Подобным тиражам весьма порадовались бы и современные писатели.

Корней Иванович подобную литературу не жаловал и называл низкопробной, хотя причину ее популярности определил безошибочно: во всех этих сочинениях сюжет был незатейлив, а добро в лице сыщика всегда побеждало и примерно наказывало зло. Что еще, собственно, нужно человеку? Наверное, чтобы так происходило не только на бумаге, но и в жизни. Этим и занимался реальный Пинкертон.

Бондарь-революционер

Родиной Алана Натаниэля была Шотландия. Он появился на свет в 1819 году в Глазго. Его отец Уильям относился к побочной ветви весьма уважаемого старинного аристократического рода, но был небогат.

Чтобы как-то свести концы с концами, восьмилетний Алан, мальчик честолюбивый и сообразительный, бросил школу и устроился учеником на ткацкую фабрику. Впрочем, вскоре, оценив это занятие как бесперспективное, стал подмастерьем бондаря. Свободное время будущий детектив тратил не на попойки с приятелями, а на чтение. Годам к двадцати он стал вполне образованным молодым человеком и, вероятно, по этой причине заинтересовался политикой — принялся отстаивать права трудящихся в рядах движения чартистов. Активное участие в кампаниях гражданского неповиновения привлекло к Алану внимание властей, но тот, узнав, что в ближайшее время его ожидает арест, тайно обвенчался с «боевой подругой» — певицей Джоан Керфри — и в марте 1842 года поднялся на борт трансатлантического парусного судна.

Молодожены направились в «страну беглецов и возможностей» — Соединенные Штаты Америки.

На Диком Западе

Препятствия — кораблекрушение на рифах Новой Шотландии и нападение индейцев — не помешали оставшейся без копейки чете Пинкертонов добраться до Чикаго.

Немного поправив свое положение благодаря певческим талантам Джоан, молодожены осели в маленьком городке Данди (штат Иллинойс). Ремесло Алана оказалось востребованным, а качество его продукции было признано отменным.

Особенностью новой родины супругов было царившее повсеместно беззаконие: тот, кто вчера грабил дилижансы и воровал скот, завтра вполне мог повесить звезду шерифа на жилет.

Однажды некие люди приобрели у Пинкертона партию бочек и расплатились фальшивыми долларами. Вскоре выяснилось, что от мошенников пострадали и другие горожане. Алан решил отыскать обидчиков: на следующий же день он тщательно обследовал окрестности Данди и обнаружил свежее кострище. Он устроил засаду и на вторую ночь заметил на стоянке своих нечистых на руку покупателей.

Пинкертон поделился сведениями с местным шерифом и помог задержать фальшивомонетчиков.

Вскоре новоявленный детектив раскрыл несколько громких преступлений подряд. В 1846 году его избрали шерифом графства Кейн, затем графства Кук. Правительственные органы, почтовая служба и министерство финансов не раз обращались к Пинкертону за помощью.

Годом позже он с семьей переехал в Чикаго и создал сначала вместе с партнером-отставником частное Северо-западное полицейское агентство, а чуть позже собственное Национальное детективное агентство Пинкертона. Ныне оно принадлежит шведской компании Securitas AB (было приобретено за $384 млн), включает 250 отделений, разбросанных по 20 странам мира, занимается обслуживанием 800 компаний из списка Fortune 1000, обеспечивает безопасность таких зрелищ, как Олимпийские игры, чемпионаты мира по футболу, «Формула-1» и церемонии награждения премиями «Эмми» и «Оскар». А в 1850 году в штат агентства входило всего одиннадцать человек, не считая самого Алана.

«Пинки» Пинкертона

Сыскное бюро Пинкертона, как какое-нибудь тайное общество, имело девиз «Мы никогда не спим!» и эмблему в виде всевидящего ока. Требования к сотрудникам предъявлялись жесткие: агенты должны быть молоды, здоровы, сильны, иметь «светлые головы и железные кулаки», им запрещалось играть в азартные игры, сквернословить, использовать жаргонные словечки, употреблять без меры алкоголь и табак.

Контора Алана Пинкертона была далеко не первым в Штатах детективным агентством, но уже к началу 1860-х оставила конкурентов далеко позади.

Заботясь о профессионализме и безупречной репутации, Пинкертон заставлял сотрудников составлять протоколы, вести дела и пополнять картотеку преступников с портретами, а позже с фотографиями. Листовки с указанием вознаграждения за поимку негодяя и броской надписью «Разыскивается», знакомые нам по вестернам, появились в США благодаря агентству Пинкертона.

Алан первым начал принимать на оперативную службу женщин: в 1856 году он, не без внутреннего сопротивления, взял на работу невероятно настойчивую молодую вдову Кейт Уорн. К середине 1860-х она стала лучшим сотрудником агентства, а еще через несколько лет возглавила подразделение «пинки-леди»: «девочки» добывали информацию в «мягком подбрюшии» преступного мира, там, где детективы-мужчины терпели поражение.

Политика — грязное дело!

В январе 1861 года Сэмюэль Фелтон, президент железнодорожной компании Ричмонда, уже не раз прибегавший к услугам агентства, срочно вызвал Пинкертона в Балтимор. Америка стояла на пороге гражданской войны между Южными и Северными Штатами, и Фелтон опасался возможного саботажа со стороны сотрудников, сочувствующих южанам. Алан, его правая рука Тимоти Вебстер, левая — Кейт Уорн и еще несколько агентов срочно прибыли на место. «Пинки» поселились в городе под вымышленными именами, начали слежку и установили: саботаж действительно планируется. Попутно выяснилось, что цель заговорщиков масштабнее — они готовили покушение на президента Линкольна, который собирался остановиться в Балтиморе по пути из Филадельфии в Вашингтон.

Пинкертон и Фелтон отправились к нему, чтобы предупредить об опасности. Обычно пренебрегавший подобными сообщениями Линкольн на этот раз прислушался. Было решено, что его поезд проедет Балтимор ночью, а не утром, как планировалось ранее, и без остановки. Всю дорогу Пинкертон находился при президенте и не смыкал глаз. Когда поезд благополучно прибыл в Вашингтон, телохранитель отправил Фелтону телеграмму: «Сливы доставили в сохранности вместе с косточками».

Заслон desperados

После войны Севера и Юга криминальный мир США получил неожиданное «вливание» в виде большого количества бойцов армии Конфедерации. Не желая мириться с победой ненавистных янки, эти изгои занимались грабежом и разбоем. В народе их называли desperados — «отчаянные». Одиночки сбивались в банды и представляли серьезную угрозу. В этой ситуации агенты Пинкертона стали одной из немногих сил, сумевших противостоять беспределу в тех условиях, когда сил государственной репрессивной машины не хватало. Они обезвредили банду братьев Рино, ограбивших 6 октября 1866 года поезд, который перевозил около 20 млн современных долларов, в 1869-м нанесли жестокий удар по ирландской банде Молли Магвайерс, ликвидировали членов знаменитой шайки Санденса Кида и Буча Кессиди, подельников легендарного громилы Джесси Джеймса и многих других.

Часто методы их работы оправдывались лишь приближенными к боевым условиями жизни на Диком Западе. Один из примеров — нападение на дом Джесси Джеймса.

Несколько сотрудников агентства и стражей порядка 26 января 1875 года подкрались к жилищу Джеймса. Предполагалось, что бандит находится внутри. Даже не потрудившись проверить, так ли это, детективы бросили в окно бомбу. На самом деле в доме находились мать Джесси, которой взрывом оторвало правую руку, и его восьмилетний сводный брат, скончавшийся от полученных ранений...

Кровавая расправа над ни в чем неповинными людьми здорово подпортила реноме Алана Пинкертона, а Джесси Джеймс объявил его врагом номер один и открыл сезон охоты. Интересно, что Джесси мог сотни раз пристрелить главного «пинка», но не сделал этого. Он хотел прикончить Пинкертона так, чтобы тот знал, кто и за что отправляет его на тот свет. Но случилось так, что 3 апреля 1882 года был убит сам Джеймс.

А поборник справедливости из далекой Шотландии Алан Пинкертон скончался в 1884-м. Причинами его смерти стали собственная неосторожность и неразвитость американской медицины того времени.